Историк и журналист Лев Лурье о проекте расширения музея Достоевского

05.08.2019

В своем блоге на сайте Дома Культуры Льва Лурье Лев Яковлевич высказал собственную точку зрения на проект строительства второго здания для музея Достоевского.

 

Фонд, основанный Андреем Якуниным, хочет построить для музея-квартиры Достоевского еще одно здание. Обок с существующим, на углу Ямской (Достоевского) и Кузнечного переулка. На месте поросшего кустарником урочища, практически пустопорожнего места, превращенного студентами соседнего Экономического университета в курилку.


Музей-квартира – сложная институция. Тапочки владельца. Его (а чаще просто похожее) перо, чайный сервиз, кукла ребенка. Дух хозяина во всем этом витает редко, воображение (особенно непросвещенное) – не срабатывает.


В Петербурге одна образцовая музей-квартира, созданная Семеном Ландой, – Мойка,12. Это не пространство, а аттракцион – трагедия через интерьер. В последнем зале, после кушетки, где был выпит последний стакан воды с морошкой, и простреленного жилета – любая экскурсионная группа рыдает. Но, кроме потрясающей сценографии, тут работает биография Александра Сергеевича, которую все же, так или иначе, знают миллионы.


Лучший исторический музей Петербурга – квартира Ахматовой в Фонтанном доме, где в коммунальном пристанище несчастных «лишенцев» нищенская сценография комнаты поэта и со вкусом подобранный контекст страшного быта 1920-х – 1940-х. И тот, кто плохо знает контекст, поневоле в него погружается.


Наконец, музей-квартира Достоевского. Реконструкция последнего обиталища писателя. Отличный, подробный муляж жилища семьи среднего класса в конце царствования Александра II. Если недавно перечитывал «Братьев Карамазовых» и «Пушкинскую речь», знаком с «Последним годом Достоевского» Игоря Волгина, – впечатляет. Но никакого контекста, музей сводится к интерьеру. Помещений для биографической экспозиции категорически не хватает. Школьник не врубается. Да и средний турист.


Бывают музеи ленивые, бездеятельные. Кто знает музеи-квартиры Козлова, Римского-Корсакова, Некрасова, Ленина? Музей Достоевского – место, что называется, намоленное. Директор – Наталья Ашимбаева, работает в нем не один десяток лет. Круг постоянных посетителей, конференции, спектакли, литературные чтения. Светская, элитарная публика. И никаких перспектив расширения. Сотрудники и фонды спрессованы в нескольких расселенных квартирах.


Наконец, появились спонсоры. Создали фонд. Предлагают построить небольшое здание – стена в стену, а взамен утраченных кустов барбариса посадить сквер в том же районе.
Вместо того, чтобы восторженно поддержать, культурная общественность возроптала, ощетинилась, начала строить конспирологические домыслы.  Кому-то не нравится Андрей Якунин, кому-то архитектор Евгений Герасимов. Кому-то проект музейного здания. Но главное – сквер, его живительный озон, неповторимая флора.


Я не в восторге от Романа Абрамовича, мне больше нравится Алексей Навальный. Но не было бы Романа Аркадьевича, мы так и ходили бы вокруг обрушающейся, но аутентичной Новой Голландии. Музей Достоевского городу и России нужен. Больше сквера.